0 0 10 6

Сириус Блэк

Семнадцать лет назад.

Семнадцать лет назад ты был другим человеком. Семнадцать лет назад ты готовился к окончанию школы. Семнадцать лет назад ты думал, что жизнь только началась и лучшие годы еще впереди. Семнадцать лет назад ты мог сказать, что счастлив, и семнадцать лет назад эти слова не были ложью.

Семнадцать лет назад ты верил, что трое твоих лучших друзей - самые прекрасные люди в мире и что вы будете вместе до самой смерти. Семнадцать лет назад ты был счастлив, ведь ты не знал, что готовит будущее. Ты был так наивен семнадцать лет назад!

Но теперь, когда ты сидишь за столом в доме, в который ты однажды поклялся никогда больше не входить, эти семнадцать лет кажутся такими далекими… Будущее, которого ты так ждал, оказалось заполнено ужасом и безумием, а люди, с которыми ты надеялся его разделить, были мертвы, если не физически, то духовно. А если не духовно… то ты мечтал увидеть их мертвыми…

Когда ты думаешь о лучшем друге, на глаза наворачиваются слезы. Ты думаешь, нет, ты знаешь – это твоя вина. Ты должен был знать, ты должен был увидеть, что крыса лгала; ты должен был понять, что она предаст единственного человека, который никогда не давал тебе отчаяться. Поэтому, именно ты предал его.

Даже в мыслях ты не можешь заставить себя произнести его имя. Если бы ты произнес его, все стало бы более реальным, более неизменным; тогда появился бы луч надежды на то, что на самом деле в этом не было твоей вины.

«Ты убил моих родителей.»

Эти слова разбили тебе сердце, но твой крестник даже не подозревает об этом. Эти слова ты повторяешь вновь и вновь, и именно они не дают тебе избавиться от чувства вины.

Когда ты пытаешься осмыслить все это, иногда даже может показаться, что на самом деле в этом не было твоей вины – действительно, как ты мог предположить, что крыса предаст всех вас? Он был одним из твоих лучших друзей. Однажды летней ночью вы все произнесли клятву, ты часто думаешь, могла ли крыса о ней помнить? Ты часто думаешь о том, как он мог так легко разрушить столь чистую и верную дружбу?..

Семнадцать лет назад ты вступал в новую жизнь. В тот год ты видел ужас и боль, но ты смог пройти через это и помог пройти другим. Семнадцать лет назад ты думал, что худшее в жизни позади и теперь будут лишь счастливые дни. Сейчас же ты был бы рад проблемам, которые были у тебя семнадцать лет назад.

Ты смотришь на обожженное пятно, оставленное на столе близнецами в Рождество. Рождество… Тогда ты впервые был счастлив, впервые за долгие годы. Ты был счастлив впервые за семнадцать лет. С тобой был его сын, и он попросил у тебя совета. Вместо любого подарка он выбрал тебя, и это простое действие помогло тебе сделать еще один шаг к пробуждению любящего сердца.

Семнадцать лет назад ты смеялся при мысли о том, что он будет отцом; теперь же тебе хотелось плакать, потому что он так и не смог получить шанса стать им. Формально, теперь это была твоя обязанность. Семнадцать лет назад единственная мысль, казавшаяся тебе более смешной, чем стать отцом ему была лишь идея стать отцом тебе самому. Если бы ты не оказался в тюрьме, ты мог бы воспитывать мальчика все эти четырнадцать лет; если бы ты не оказался в тюрьме, возможно, ты нашел бы способ простить себя.

Но «если бы» значит не более того, что ты сидишь за этим кухонным столом. Твой единственный оставшийся друг скоро будет здесь, наконец, вы сможете побыть вместе. Эти мысли вызывают у тебя грустную улыбку – прошлой ночью была полная луна; не важно, как ты выглядишь, можешь быть уверен, что лучше, чем твой друг.

Семнадцать лет назад ты сидел на незастеленной кровати, кидаясь подушками и обсуждая события прошедшей ночи с тремя людьми, которые наполнили твою жизнь смыслом. Ты не знаешь точно, что помогло тебе выжить в те дни; возможно, это была злость, которая, как ты всегда верил, помогала выжить твоей матери, возможно, что-то другое. Это могла быть отцовская любовь, которую ты чувствовал к его сыну, хотя и не мог ею помочь, или братские чувства, которые ты не испытывал к своему оставшемуся другу. А возможно это было все вместе.

Когда ты был моложе, ты ненавидел этот дом. И не важно, сколько изменилось за прошедшие годы, ненависть осталась прежней. Для тебя вновь войти в эту дверь было одним из самых ужасных чувств в мире, а ведь ты думал, что избавился от этого места навсегда. Тем не менее, ты вновь здесь.

Сначала ты предлагал выполнять какие-нибудь поручения, хоть как-то помогать, но отказ за отказом преподали тебе урок. Теперь ты большую часть времени один; никто не хочет посещать угрюмого беглеца, обитающего в штаб-квартире, и тебе это нравится. Ты устал от тяжелых взглядов, бросаемых отовсюду, ты устал от недоверия.

Ты провел жизнь, прокладывая собственную тропу, и следуя тому, во что верил. Четырнадцать лет назад ты верил, что доверить крысе стать хранителем тайны правильно. Ты отказался быть хранителем не из-за страха за свою жизнь, а из-за страха за жизнь друга. Ты не доверил себе такой секрет, потому что не смог бы жить, если бы не сохранил тайну.

Семнадцать лет назад он сделал предложение женщине своей мечты и семнадцать лет назад он попросил тебя быть его шафером. Семнадцать лет назад ты даже не мог представить себя таким, какой ты сейчас.

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

BLUES — темный лорд

BLUES · @blues 14 0 10 6

Cегодня я зашла на Viewy впервые за 5 лет. Моя последняя запись 21.01.14. Плачу, хочу вернуться в 2014. Любите себя сейчас! Цените свое время.

BLUES · @blues 12 0 10 6

BLUES · @blues 12 0 10 6

мне нравится спина Майкла Фассбендера, безусловно